fbpx

Николай Связной об ICO Kickico

Как сделать миллионы из воздуха или ICO made in Russia.

Прошло больше года как проект KICKICO, в котором я принимал участие, провел ICO и собрал больше 20 миллионов долларов в криптовалюте. Сейчас рынок настолько лихорадит, что хочется сделать ретроспективу — посмотреть на феномен ICO здраво и без многих купюр.

Летом 2017-го года вместе с моими друзьями Юрой и Лешей мы решили открыть компанию, которая бы помогала стартапам аутсорсить их маркетинг инициативы. Мы начинатись про go-to-market стратегии и growth hacking, плюнули в сторону рекламного/маркетингового рынка, на котором раньше работали (диджитал агентства и клиентская сторона, соответственно), засели в DI Telegraph (чтобы дома не закисать) и давай думать.

Во внутренней группе коворкинга появилось сообщение о поиске пиар лида для блокчейн стартапа от лица экс-коллеги по цеху из Red Keds. Я подумал, что грех не пообщаться и через несколько дней состоялась встреча, изменившая не одну жизнь: мы с Юрой, инициатор поста Дима и Саша-лидирующий инвестор/кофаундер из KICKICO. На этой встрече смешались воедино фразы «давайте заебашим рекламу» и «ретроградный меркурий». Мы с Юрой смотрели друг на друга, подспудно понимая, что «гора мышц перед нами» — это джокер.

Подписывайтесь на телеграм-канал Вкладер и потом не говорите, что вас не предупреждали: https://t.me/vklader.

Прошла еще условная неделя. Внезапно я стал General manager, а Юра — Маркетинг директором проекта. Ну, вы знаете как это бывает в наших стартапах на коленке: происходит встреча в ебенях Москвы, на столе дешевые печенья и чай, в воздухе стоит атмосфера раздолбайства, и как только ты берешь инициативу над хаосом в свои руки — вот ты и General manager (условно). В нашем «подчинении» (а на самом деле — нет) находилась команда из условных 10 человек. 99% из которых понятия не имели про блокчейн, а уж тем более про ICO, включая нас.

Помню обеденный перерыв, во время которого ходил с комьюнити-менеджером обедать, а он мне взахлеб пояснял разницу между proof-of-work и proof-of-stake. Я включил видео пророка Виталика Бутерина, послушал его занудный спич про вышеупомянутую разницу и понял, что технологические условности — не мое, а вот менеджмент и развитие проекта — почему бы и нет.

Что такое русскоязычный стартап? Невозможность делегирования, отсутствие профильного опыта в стартапе, инвесторы как играющие тренера, не подчиняющиеся тебе руководители (что хотят, то и творят) и такая «индианаджонсовщина». Ладно, но нам нужно было действовать.

Прежде всего, мы поверили в идею. Я никогда не занимался краудфандингом, но привлечение денег в крипте под идеи, да еще и независимость от посредников и бюрократов захватила наши умы. Идеолог проекта Анти Данилевский хорошо разбирался в теме, пусть сходу нас и предупредили, что он у себя на уме.

Подход Саши-инвестора к людям крайне правильный — «докажи». Всем дают право показать себя в «полях». Получается — вот тебе благословение, не получается — попадаешь в немилость. Поэтому первое, что я сделал, переосмыслили Whitepaper (хотя ранее в глаза не видел данный документ). Превратил его в условную статью, где заявлял о вере в краудфандинг от Дрейка (не рэпера) и заканчивал упоминанием тех, кто уже собрал, что еще раз доказывает красочное будущее фандрейзинга в крипте — Виталик Бутерин и прочие личности из самых громких ICO того времени. Забавно, что часть аудитории подумала, что эти люди являются частью проекта. Саше понравилось, и мы поехали далее.

А что нужно было сделать дальше? Переосмыслить ущербный веб-сайт, попытаться создать маркетинговую стратегию, когда рыночных бенчмарков нет или они отсиживаются в окопах, чтобы не привлекать лишнее внимание «охранительных» органов, нанять новых членов команды, настроить менеджмент процессов и т.д., и т.п. И я вам скажу, что зачастую это просто невозможно — лучше даже не смотреть на идеальную картину мира, потому что наше «эгегей» не приемлет условно немецкого точного подхода к процессам.

Вот что мне нравилось в принятии решений Сашей — задачи в его компетенции решались крайне быстро:

  • нужно сделать фотосет команды — он быстро находил своих корешей, одевал их в футболки проекта и вот нас бьла уже рать на снимках;
  • нужно было снять промо-видео — подрядчики, места были организованы в дни;
  • нужно слетать в Китай — 30 секунд на принятие решения, сотни тысяч рублей на карту в течении дня, никакой бюрократии, форм для заполнения и прочая.

Но самое смешное: мы поверили в то, что у нас есть продукт — лендинг, где ты можешь создавать проекты и делать фандрейзинг. Отсутствие фундаментальных знаний про блокчейн не поднимало внутренних сложных вопросов относительно роли блокчейна в проекте, сделанной на коленке Кикономики и прочая.

Помню как летом прошлого года мы ходили делегацией в офис к одному еврею-предпринимателю, с которым мне позже посчастливилось работать. Он заявил, что в его ICO-проектах в советниках был конгресмэн США или коммерческий директор Bitfury. Мы переглянулись (у нас не было ни единого, и мы не знали, где их брать) и поняли, что должны делать вид серьезной организации — помочь таким проектам собирать деньги у нас на «платформе», а не где бы то ни было еще.

Самое потрясающие в ICO-проектах того времени — это бэкграунд команды. Настолько сборная солянка из диджитал-агентств, нонеймов, переводчиков, дауншифтеров, полу-бандитов, гопарей, хиппи… Все они уживались вместе из-за лютых сроков и «цель оправдывает средства». Часть из них искренне верила в мантру блокчейна как спасителя, а часть просто хайповала, получая завышенные зарплаты.

После рынка диджитал-маркетинга мы сразу же прозрели от подхода поставщиков: мужчина, написавший в жизни один Whitepaper требовал за свою работу 100% предоплату в размере — 10х от разумной платы. И так во всем. Ты чувствовал себя овцой, которую каждый проходимец хотел побрить. И даже, отвечая за чужие деньги, не мог транжирить их, выбивая пушкой наиболее тучных воробьев. Даже летом 2017-го уже было достаточное количество «экспертов», которые на деле не могли доказать свой профессионализм, но кичились большими цифрами. Например, количество подписчиков в Telegram-чате (сообществом это назвать язык не поворачивается).

Никто внутри KICKICO не мог спрогнозировать цифру, которую проект соберет во время ICO. Расслабленные встречи в кальянных не вселяли уверенности, когда столько всего нужно было сделать. Я пережил крайний стресс, когда сделал недельный спринт, а из 100% задач моя команда могла закрыть только 10%. Самая большая ошибка того времени — игнорирование экспансии команды и закрытия задач руками внешних поставщиков.

Культутрные разночтения мне удалось прочувствовать на себе чуть ли не в первый день работы. Команда наняла Мелроуз пиар (в те времена в гугл профильных пиар компаний почти не было), а они совершенно не могли реализовать задачи руководства KICKICO. На лицо был конфликт между «заебашить рекламу» и американским менеджерским стилем. Правда, как оказалось потом, все эти поставщики первой и второй ICO-волн были во многом проходимцами — может быть они и разбирались в питчинге материалов для журиков, но обеспечить результат не могли.

Случайно узнал, что в Китае будет проходить конференция. Много слухов ширилось, что в Китае крипты хоть жуй и проекты закрывают фандрейзинг за часы, если не минуты. Так мы открыли прекрасный мир WeChat, AliPay, велосипедов по QR-коду, китайских ICO-барыг, VC-звезд инвлюэнсеров с миллионами фоловеров в Баду (или как там этот сайт называется). В Китай мы полетели с девушкой Анастасией, которую взяли ранее в команду, потому что она сидела за одним столом с нами и, послушав наши проблемы, сказала, что может их решить. Итак, к нашей команде присоединилась женщина-вамп со всеми вытекающими. Прилететь в Китай, встречаться с людьми, не понимаю кто перед тобой (король или голый король), есть с VC с заголовком СМИ про изнасилование и срок в своем послужном списке, улыбаться, отвечая на вопрос «зачем вам эти десятки миллионов долларов», знакомиться с белорусскими скамерами (как потом оказалось), увидеть воочию гордых и молодых сотрудников Waves, договориться о сотрудничестве с площадкой для листинга ICO, которая чуть ли не за минуту принесли KICKICO 1 миллион долларов (а на самом деле не принесла, потому что ICO забанили и все деньги пришлось вернуть «вкладчикам») — это какой-то удивительный опыт. Как сон. Даже по ошибке купленный бизнес-класс воспринимался как мираж — вчера ты гнил дома из-за непонимания чем заниматься, а сегодня летишь в бизнес-классе проворачивать условно миллионные сделки из воздуха.

Чем ближе была дата pre-ICO, тем сложнее становились отношения в команде. Мы с Анти, наверное, были чуть ли не единственными, которые могли сказать Саше «нет». А все потому, что в наших стартапах размыта граница между бесплатными советами и ответственностью. Все эти 5 человек, которые собираются, чтобы обсудить главный экран сайта, дают свои ценные советы в стиле «давайте разместим большими буквами 30% скидка для ранних инвесторов» очень сильно утомляли.

Я не справился с управлением этим кораблем. Как по мне в тот момент — нужно было уволить 80% команды, нанять рабочих лошадок и довести проект к логичному успеху. Но увольнять людей на короткой дистанции, да еще и в тесной-небольшой команде — это самоубийство. Отсутствие опыта, интуиции и вспыльчивый нрав создали множество конфликтов между мной и командой: я не мог вынести, что Анти находится в ебенях Москвы, когда его помощь нужна в ее центре, когда он не приходит на общие митинги, а потом играет в царя; когда я пытался заменить дизайнера, который считал себя артом, агентством, а ее муж (менеджер проекта) сказал мне в лицо, что всячески будет этому мешать и саботировать процесс. Спустя год, я знаю, как нужно было вести себя в тот момент — активно поддерживать команду, помогать ей сосредоточиться на том, что она любит делать, принимать даже сумасбродные решения, чтобы команда чувствовала, что их решения учитываются, делать больше тимбилдинга… Вместо этого «юношеско»-идилического максимализма, когда ты сидишь у разбитого корыта своего спринта и понимаешь, что я у тебя нет рук, но есть колоссальная ответственность.

И вот однажды меня и Анти собирает Саша. Говорит, что разделит команду на две части. Мы с Юрой будем курировать маркетинговые и условно креативные активности, а оставшаяся часть команды уйдет к Анти. Это было довольно мудрое решение (на словах), т.к. помогало сохранить команду и не загноиться проекту из-нутри еще сильнее. Мы обо всем договорились, я слегка прихлопнул дверью, решил отдохнуть от всего этого внутреннего хаоса и улететь с любимой в Стокгольм в пятницу. А в понедельник я понял, что у меня «отняли» и мою команду.

Была тысяча и одна возможность сесть на самолет. Вернуться. Статью частью команды вновь. Мы активно переписывались с Юрой. Он рассказывал как все обстоит внутри, что мне лучше делать. Я активно общался с Сашей и понял, что ничего не будем… Слева у меня любимая, красочный город, а справа — страдание, да еще и инициированное лодюми, с которыми в обычной ситуации мне бы было совсем не по пути. А здесь раж, новая индустрия, новые нейронные связь и большой вызов позволили закрыть глаза на людей, их моральные принципы. Словно ты попал в секту, и только встряска помогла проснуться.

Меня вышли из проекта до pre-ICO. Путем довольно жестких переговоров склоняли к неучастию в других проектах до ICO и даже после. Потом я получил небольшую часть своих денег, которые позволили мне купить Мак, подарить любимой мечту — поездку в Монголию и чуть-чуть быть независимым от экстренного поиска работы. Юра же остался в проекте (мы с любимой разошлись в комментарии этого эпизода, я его принял с пониманием), и потом повел себя как удивительный друг.

Дата ICO была назначена астрологом. На pre-ICO получилось хайпануть, потому что один тру-криптоанархист написал видео-обзор проекта. Он как и я поверил. Ему поверили последовательны. Ну, а дальше уже маркетинг была как снежный ком — чистое везение.

Вот так бывает в России: никакой продукт, команда без профильного опыта, но им везет. Почему? Саша — удивительно чувствует рынок, людей и процессы. Он может нравится или не нравится, но принятие решений куда лучше, чем у большинства профессиональных бюрократов.

И пусть на сайте KICKICO из команды остался один толлько Анти — это была крутая школа жизни. В которой даже переводчик может стать после Экспертом в маркетинге 🙂

Сейчас принято стыдиться того, что ты принял участие в ICO. Эксперты проклинаются, медиа объявляются машинами зла, люди отбывают сроки за махинации. Но если абстрагироваться от моральных принципов (ими я руководствовался, когда не пошел на сделку с совестью ради сотни-другой-третьей тысяч долларов) — данный опыт убедил меня, что стартапы могут добиваться результатов (здесь богатое поле для интерпретации). Главное, заниматься бизнесом, а не кататься на крутых тачках и спать со шлюхами, потому что уже можешь это себе позволить.

У меня есть в истории знаковое сообщение от Юры начала лета 2017-го года, где он присылает мне ссылку на VC про ICO. Мол, слышал что-то про это? Смотри какая штука. Я даже не открыл ссылку, посчитав, что вся эта крипта — ерунда и накопления/будущее будут в фиате (даже от этих слов «биток» и «фиат» коробило в самом начале истории). Но жизнь сделала кувырок и вот у тебя уже на балансе есть ETH (правда намного позже ICO KICKICO) и ты выбираешь Apla Blockchain (через скамеров Aeron, упущенную крутую возможность powered by «Гриша-КоинТелеграф», удивительное фиаско CyberTrust) как твою следующую долгоиграющую ставку, история которой не менее интересна, чем KICKICO, но это уже совсем другая…

п.с. ну, и моя любимая история про подсчет чужих денег: сравните цену эфира в день ICO и через пару месяцев. Вот где можно и нужно считать пиковый фандрейзинг за вычетом бонусов, оплаты подрядчикам и моментальных хотелок. А вот «выход» из всей этой истории вовремя — то еще приключение. Но мы же не можем без них не жить?! 🙂

Николай Связной об ICO Kickico