fbpx

Поджелудочная железа: как бороться с болью

Рассказывает Варвара Турова:

Длинное, очевидное, и еще и про болезни, короче номинант на премию самый неинтересный пост 2018. а год уже заканчивается, так что вряд ли это кто-то перебьет!
Некоторые вещи накануне операции, которой предшествовали 6 месяцев незнания, непонимания, страха, скандалов, смен врачей, больниц и стран, и почти постоянной физической боли. Вот, накануне важно сказать какие-то вещи. И в частности, главную вещь: Не делайте как я.

1. Если у вас что-то болит больше 1 дня, идите к врачу.
Я терпела неделями, ну подумаешь, побаливает живот. Можно же выпить пару таблеток ношпы.

2. Если вы идете к врачу, удостоверьтесь, что у этого врача большой опыт, хорошая репутация, и что вы лично ему доверяете.
Я пошла в терапевту в клинике Чайка, а потом к другому терапевту в клинике Чайка, а потом к гастроэнтерологу в клинике Чайка, а потом к кардиологу в клинике Чайка, ни одного из этих врачей я не знала прежде, я ничего не знала о них, и для меня, при принятии решения, являлось важным, что я знаю ровно одного врача из клиники Чайка, которой я доверяю, а к тому же чайка в белых садах мне удобно и с работы и из дома. Не думаю, что я когда-нибудь туда вернусь. Хотя надо бы. Хотя бы потребовать деньги назад. Не знаю. Решу потом.

Подписывайтесь на телеграм-канал Вкладер и потом не говорите, что вас не предупреждали: https://t.me/vklader.

3. Когда два терапевта одной и той же клиники говорят вам довольно взаимоисключающие вещи, надо менять клинику. Я этого не сделала, я не хотела ни с кем ругаться, и еще некоторое время тратила довольно большие деньги, пытаясь понять, в чем причина постоянной боли.

4. Когда кардиолог (с очень хорошей кардиологической репутацией) говорит вам фразу «да нет у тебя никакого панкреатита», надо ответить ему «простите, вы специалист в этой области»? А не сказать «о, ура, значит я могу ехать в деревню и диета мне не нужна?», как поступила я.

5. Когда вы собираетесь делать мрт в Москве, имейте в виду, что в какой-то момент, может раздасться телефонный звонок и с вами случится вот такой диалог:
«Это Варвара? Простите, я вижу вашу электронную запись в нашу клинику. Я не знаю как вам это сказать, но… Я вам не советую делать это у нас. Я читаю вас в фейсбуке, и я хочу, чтобы с вами все было хорошо. Давайте я найду вам другое место».

6. Если вы хотите сделать мрт в Европейском медицинском центре, имейте в виду, что ночью там значительные скидки. Имеет смысл.

7. Если у вас есть сомнения в наличии проблем с поджелудочной железой, не отправляйтесь в путешествие на машине. Плохая дорога, тряска — почти худшее, что вы можете сделать для себя в этот момент. Ничего лучшего, чем «голод, холод, и покой» для заболеваний этого нежнейшего органа, человечество не придумало.

8. Если вас перевезли в Израиль и вы провели несколько часов в приемном отделении, где обнаружили, что, оказывается, обезболивание бывает идеальным, от него, оказывается, может не мутить, не тошнить, вам просто впервые за многие месяцы — не больно — не расслабляйтесь. Известный факт. Израильская медицина гениально возвращает тебя почти с того света. Но когда вы уже вернулись, улыбнулись, и ответили врачу, что вы окей, вот с этого момент про вас могут просто забыть. Скандальте. Это южная, восточная страна, здесь все сигналят на улицах, здесь надо ругаться и торговаться как на рынке. Не бойтесь, привлекайте к себе внимание.

9. Если вы идиот вроде меня, и стесняетесь задавать врачам вопросы, потому что вы все время чувствуете, что отвлекаете их от более важных дел, и что ваши проблемы не настолько важные — позвоните мне. Я знаю как никто, теперь, только теперь, ваши проблемы самые важные, когда вы в больнице. Вы — пациент. Все, что происходит вокруг — происходит для вас, из-за вас и ради вас. И главный герой тут — вы. Не надо заходить в кабинет к врачу, согнувшись в три погибели (одну меня поражает это словосочетание?), не надо извиняться, не надо просить, надо всем делать свою работу. Врачам — лечить вас, вам — предоставлять врачам максимально полную информацию. Ничто не мелочь. Все — важно. А вы — важнее всего.

10. Если на протяжении нескольких месяцев вы не можете добиться от больницы (в моем случае Тель а Шомер) никаких ответов, от вас отмахиваются, не отвечают на имейлы, не дают дату операции,и вообще ведут себя невнимательно — надо менять больницу. (И жаловаться в министерство здравоохранения, что я обязательно сделаю, как только вылечусь). Много лет назад, врач в поликлинике министерства обороны в Москве, дико пафосной поликлинике, сказала мне, перебирая листочки и не глядя на меня, что у меня «первая стадия рака и надо вырезать матку». 24летней нерожавшей женщине. У меня был другой врач, диагноз не подтвердился, разумеется. Но у десятков, если не сотен, других молодых женщин, не было другого врача. Знакомого и доброго. Я всю жизнь буду жалеть, что не нажаловалась на эту женщину, не добилась того, чтобы ее лишили врачебной практики, я не знаю, скольким она искалечила жизнь. Надо жаловаться, если что-то в вопросах здоровья происходит без должного внимания. Только эти жалобы могут что-то улучшить.

11. Когда вы поменяли больницу, и вдруг оказались в совершенном раю, в месте с настоящим человеческим вниманием к тебе, в месте, где ты можешь расслабиться, не торопись это делать. В этот самый момент ты можешь повстречать медсестру по имени, в данном случае, Виктория Кравченко. И медсестра эта, студентка еще, будет стоять и орать на тебя, рыдающую от боли, просто потому что она — не должна работать медсестрой. Но так сложились обстоятельства, что она ею работает. Давайте им отпор. Не терпите ничего. Вы и так терпите боль.

12. Если вы нервничаете сутками, попросите успокоительное. Доктор вчера спросил рыдающую вторые сутки меня. Почему, ну почему же ты не попросила таблетку раньше? Я хотела справиться сама, я же это умею, вот это рыдающее нечто, это вообще не я, я умею держать себя в руках, проревела я в ответ. И он мне сказал:
Варя, послушай. У тебя во вторник сложная большая операция. Ты проведешь больше 3 часов под общим наркозом. А потом еще несколько дней будут тяжелыми. Тебе понадобится терпение. А для того, чтобы иметь терпение, нужны душевные силы. Ты видишь, что ты здесь одна. И ты видишь, что никто здесь не лежит один. Все эти кресла около кроватей раскладываются и со всеми кто-то ночует. Это принципиально важная вещь. Нужно, чтобы было кому держать тебя за руку, когда тебе плохо. Но если ты тут одна, ты должна сразу просить о помощи нас. Сразу, понимаешь? Ничего не надо терпеть. Ни боль, ни грусть, ни нервы. Не терпи. Проси о помощи.

Это самое трудное в болезни. Не сама болезнь, не боль, не физические страдания, не одиночество. Самое трудное — попросить о помощи, самое трудное — принять ее. Не будьте как я, не терпите. Нет в сжатых зубах никакого подвига, никакого достоинства и мужества. Мужество в том, чтобы попросить.

больница Шаарей Цедек в Иерусалиме — фантастическое место. С невероятной заботой о каждом человеке, с просторными палатами и чистейшим душем в каждой из них. С хорошей едой и нежнейшими медсестрами. (Ну, Вику Кравченко мы считаем погрешностью).