Мини-отели смешали с ночлежками

Мини-отели смешали с ночлежками

Мини-отели смешали с ночлежками
Вячеслав Красько

Основатель петербургского мини-отеля Вячеслав Красько рассказывает о том, почему нельзя мешать в одну кучу ночлежки, хостелы и мини-отели. А именно это делают законодатели в так называемом «законе о запрете хостелов». Госдума 6 марта приняла этот законопроект в третьем, окончательном чтении. Он усложнит работу малого бизнеса в этой перспективной сфере, но не факт, что победит действительно мешающие жильцам ночлежки.

Подписывайтесь на телеграм-канал Вкладер и потом не говорите, что вас не предупреждали: https://t.me/vklader.

Вячеслав Красько:

«За стеной нашей квартиры живут десять мужчин. Я всегда вздрагиваю, когда сталкиваюсь с этими угрюмыми уркаганами у своей двери – что уж говорить о моей жене. Они как отдельная, живущая по своим законам, зона внутри нашего дома: могут выломать отреставрированную парадную дверь с витражами, тут же, у двери, оставить пакет с мусором и гниющей рыбой, разбросать хабарики. Тошнотворный запах похлебки, которую они варят в соседней квартире, просачивается даже сквозь тонкую стену, отделяющую их от нашего жилища.
Это – ночлежка.

Коммуналка, которую я расселил три года назад, была такой же ночлежкой – окна с выбитыми стеклами, забитые клеенкой и тряпками, по шесть матрасов-лежбищ в каждой комнате и два десятка молдавских гастарбайтеров. Были рады им соседи? Не уверен. Во всяком случае, когда после восьми месяцев работы, квартира была вычищена, исторические интерьеры отреставрированы, парадный подъезд и чёрная лестница полностью отремонтированы – соседи не жаловались, а некоторые даже сказали спасибо.
Это – мини-отель.

Мини-отели смешали с ночлежками

Бизнес-модель ночлежки — собрать максимум, не вкладывая ни копейки и интенсивно эксплуатируя актив, что решается за счёт большого количества клиентов с пониженной социальной ответственностью. Формат ночлежки несёт максимальную нагрузку на жилой фонд без какой-либо положительной отдачи. В подавляющем большинстве случаев именно этот формат вызывает жалобы жильцов.

Бизнес-модель мини-отеля – собрать максимальную выручку за счёт качественных услуг ограниченному числу требовательных клиентов, что требует инвестиций как в сам объект, так и в окружение, начиная с лестничной площадки и заканчивая фасадом дома и двором. Формат мини-отеля несёт минимальную нагрузку для жилого фонда, которая окупается инвестициями в места общего пользования.

Хостел в традиционном понимании находится между — он предоставляет меньшее количество удобств и большему числу клиентов, чем мини-отель, однако в отличие от ночлежки также требует существенных инвестиций. Формат хостела несёт относительно высокую нагрузку на жилой фонд, которая может окупаться инвестициями в места общего пользования, а может и не окупаться – в зависимости от конкретного объекта.

Наиболее представленным на рынке является формат мини-отеля, он составляет не меньше половины объектов. Формат хостела — примерно треть. Остаток, меньше четверти – ночлежки. При этом, все три формата объединяет одна общая черта, которая является для них роковой — они составляют конкуренцию крупным гостиницам.

Для очистки и легализации рынка малых средств размещения требовалось ввести правила, которые убрали бы из жилого фонда ночлежки и увеличили социальную нагрузку на мини-отели и хостелы, поставив их существование в зависимость от согласования соседей и уплаты налогов, но предоставив им взамен стабильную законодательную базу. А теперь самое интересное. Что сделала автор так называемого «закона о запрете хостелов»?

Галина Хованская назвала все три формата хостелами, навесила на это понятие жалобы жильцов, сделанные в адрес ночлежек, и предложила закрыть сразу всё, запретив, попутно, посуточную сдачу квартир. Знала ли она, какая существует разница между отелем и ночлежкой? Конечно, знала, всё же она четыре года проталкивала этот закон. Получается, что прикрываясь благими намерениями, эта старушка с интеллигентным лицом сознательно произвела подмену понятий, а истинной её целью является не очистка рынка от недобросовестных игроков и не забота об интересах жильцов, а уничтожение мелких игроков гостиничного рынка в пользу крупных».

Мини-отели смешали с ночлежками