Московский кредитный банк вводил в заблуждение

ФАС России выдала предупреждение Московскому кредитному банку о ненадлежащем информировании клиентов.

В рамках продвижения дебетовых карт, предусматривающих начисление процента на остаток денежных средств, основное внимание посетителей сайта было обращено в первую очередь на размер начисляемого процента. Однако каких-либо указаний о том, что проценты не начисляются на остаток, превышающий 300 000 рублей, на странице не было.

Решение касается таких продуктов как пенсионная карта «Мудрость», «Мир привилегий МКБ ВР CLUB», МОСКАРТА (в рамках пакета карточных услуг «Выгодный»).

ФАС пришла к выводу, что действия банка могли ввести в заблуждение потенциальных потребителей относительно обязательных условиях, влияющих на доходность ряда дебетовых карт. Они могли привести к формированию ложного впечатления об отсутствии ограничений на сумму денежных средств, на которые предусмотрено начисление процентов на остаток, и о необходимости соблюдения только одного обязательного условия: поддержания среднемесячного остатка.

Читать далее Московский кредитный банк вводил в заблуждение

Как Unitrust Capital (ООО «Юнитраст») вводил в заблуждение

В мае 2019 года мы писали о наличии признаков финансовой пирамиды в деятельности «Юнитраст Кэпитал».

На некорректность рекламы данной структуры обратила внимание и Федеральная антимонопольная служба после жалобы некого гражданина.

Комиссия ФАС признала рекламу услуг ООО «Юнитраст» нарушающей Закон о рекламе.

Читать далее Как Unitrust Capital (ООО «Юнитраст») вводил в заблуждение

Мусорные облигации: аккуратнее с продавцами

Мусорные облигации: аккуратнее с продавцами

Владимир Верещак рассказывает о том, как его вербовали продавать мусорные облигации. Суть кратко: надо впаривать сомнительные бумаги, говоря при этом, что они ужас как хороши. Что-то вроде «дешёвых акций» из фильма «Бойлерная».

Итак, слово финансисту:

// Как я отказался от пассивного дохода в 200 т.р./меc. 😊

Моим клиентам и коллегам на заметку. Смех и грех.

«Да, да, да, мистеры. Это очень интересно!».

Звонит мне намедни барышня. «Такая-то я, мол, такая-то. Из компании Х. Мы работаем с «ВДО» и предлагаем вам (мне, то бишь) сотрудничество».

«ВДО», как выяснилось позже, есть акроним «высокодоходных облигаций» — a.k.a. «high-yield», «junk» или просто «мусорные» бонды. Их выпускают отчаявшиеся компании, которые никаким другим способом привлечь долговое финансирование уже не в состоянии, а до акций ещё не доросли.

Здесь вам всё: высокий риск дефолта, финансовые трудности, непроверяемая история деятельности — полный комплект.

«Рынок, — говорит барышня, — совсем молодой. Всего три года, как появились мусорные бонды. И не все ещё об этом знают». Это она, наверное, себя имела в виду.

Примечательно, что в США пик популярности «junk bonds» пришёлся на 70-80е годы прошлого столетия. То есть, по самым скромным подсчётам российский фондовый рынок отстаёт от американского лет так на 2019 — 1980 = (почти) 40.

«Мы позиционируем своё предложение, как альтернативу банковскому депозиту. Ориентировочная доходность составляет 14-17% в год. Но если использовать это в связке с ИИС, можно заработать все 26%!».

— Да уж, хорошая у вас альтернатива депозиту! При средних-то ставках в 6.5% — заметил я.
— Ну да, хорошая! — радостно отвечает барышня.
— Это я в кавычках, иронизирую — намекнул было я.
— А чего? Хорошая же! — удивляется она — Вы же сами говорите, что в банке 6.5%. А у нас, видите, 26%, в три-четыре раза выше!
— А почему не 126%? — спрашиваю.
— Я же вам говорю, это не акции. Здесь риска-то нет никакого. Мы говорим про фиксированную доходность, про сохранение капитала — отвечает мне барышня.

Так-то. Намёк не понят. Я уже еле сдерживаю смех 🙃

«Чтобы свести риск дефолта к нулю, — продолжает моя опытная в инвестициях собеседница, — мы используем специальную стратегию. Она очень простая. Мы покупаем бонды и держим их всего несколько месяцев. Мы не ждём до погашения. Поэтому дефолты, конечно, будут, но нам они не страшны!».

Далее любимая тема всех этих горе-партнёров. Обычно с неё начинают. Не знаю даже, почему в этот раз мы шли к этому так долго.

«Мы платим 1% от привлечённых средств. Но помните, я говорила, мы перекладываем бумагу 3-4 раза в год? Вот. Значит и комиссию вы тоже получаете 3-4 раза в год!».

Бурных оваций с моей стороны почему-то не последовало. Барышня продолжила убеждать.

«Давайте я вам расскажу о недавнем кейсе.

У нас есть одна девочка, она ведёт блог в Instagram, у неё семь тысяч подписчиков. Недавно мы ей тоже предложили сотрудничество.

В её портфеле (❗ого, мощно ) всегда были наши (мусорные) облигации. Просто она не знала, что можно зарабатывать ещё и на их продаже.

Теперь она встроила наше предложение в свои курсы и за три месяца привлекла 20 млн. руб. (интересно, девочка уже наняла себе контролёра и вступила в СРО?). Это около 30 инвесторов. Думаю, года через полтора она выйдет на стабильный пассивный доход в 200 тыс. руб. в месяц (от которого, я, собственно, и отказался).

Единственное условие нашей компании – чтобы клиент был контролируемым. Мы сбрасываем вам информацию о том, какие бонды покупать, а вы передаёте это клиенту. Чтобы без всякой самодеятельности».

Ох…

— Спасибо за предложение. Скажу вам сразу, мне это не интересно — заметил я.
— Хорошо. А можете назвать причину? — спрашивает раздосадованная барышня.
— Как бы вам сказать. Я консервативный инвестор. Мы с вами по разные стороны баррикад.
— Так, а… мы вроде ничего рискованного и не предлагаем.

Делайте выводы, господа.