Выпуск криптовалют в России вне закона. И обращение тоже

ЦБ окончательно определил свою позицию по поводу организации выпуска криптовалюты в России. В законопроекте о цифровых активах есть прямой запрет на выпуск (ICO) и организацию обращения криптовалюты (биржи и прочее), и вводится ответственность за нарушение этого запрета.

Позицию ЦБ озвучил директор юридического департамента Банка России Алексей Гузнов.

Подписывайтесь на телеграм-канал Вкладер и потом не говорите, что вас не предупреждали: https://t.me/vklader.

Основные цитаты из его интервью:

  • Мы считаем, что существуют большие риски при легализации обращения криптовалюты, как с точки зрения финансовой стабильности и системы противодействия отмывания доходов, так и с точки зрения защиты прав потребителей. Поэтому в ходе дискуссии по законопроекту мы возражали против того, чтобы этот, так сказать, «инструмент» был легализован как объект обращения.
  • C точки зрения функционирования финансовой системы и системы защиты прав потребителя, легализация выпуска, и самое главное, организации обращения криптовалюты, — это неоправданный риск. Поэтому в законопроекте прямо формулируется запрет на выпуск, а также на организацию обращения криптовалюты, и вводится ответственность за нарушение этого запрета.
  • Мы против того, чтобы были институты, которые организовывали бы выпуск криптовалюты и способствовали ее обращению. Но если лицо, владеющее, условно, биткойнами, совершает свою сделку в юрисдикции, которая этого не запрещает, вряд ли мы сможем ограничить его в этом.
  • Для нас также было важно, чтобы цифровые финансовые активы не пересекались с теми объектами права, которые сейчас уже регулируются. Законопроект как раз и определяет, что собой представляют цифровые финансовые активы, и в то же время выстраивает водораздел, чтобы цифровые финансовые активы не смешивались с ценными бумагами и с безналичными денежными средствами.
  • Проблема криптовалюты и вообще криптоактивов (и это не только наша проблема) состоит в том, что не очень понятно, каким образом обеспечивать в отношении них реализацию судебных решений об обращении взыскания. К примеру, супруг на всю сумму дохода покупает криптоактивы и хранит их в криптокошельке. Возникает спор в отношении этого имущества, в рамках, положим, бракоразводного процесса, и суд говорит: «Да, все доходы нужно поделить». Суд даже готов выписать исполнительный лист. А дальше я хотел бы посмотреть на судебного пристава-исполнителя, который на основании этого исполнительного листа попытается что-то сделать. Куда идти, к кому, с чем идти? Обязать лицо, которое обладает ключами доступа к криптокошельку, предоставить ключ доступа? Теоретически можно, а можно и сказать: «Ой, забыл. Ой, потерял». К сожалению, очень много криптоактивов сейчас уже находятся в кошельках, к которым утрачены ключи доступа, и это само по себе создает проблемы.  Мы не могли не учитывать этого, и поэтому проект предполагает обязать оператора информационной системы, где будет осуществляться выпуск цифровых финансовых активов, в случае необходимости обеспечить к ним доступ. Технологически, как коллеги говорят, это возможно, хотя, может быть, это несколько не соответствует идеологии пресловутого биткойна, который базируется на анонимности и на том, что кроме владельца никто не может получить доступ к соответствующему условному имуществу в виде биткойнов, которые находятся в каком-то кошельке.

Резюме:

ЦБ с понятным недоверием относится к области криптовалют: слишком много мошенничества, отмывания денег происходит в этой сфере. Поэтому криптоэнтузиасты не должны удивляться, когда банки заморозят их счета, которые были вовлечены в покупку или продажу биткойнов и прочих монет.

Нуриэль Рубини о криптовалютах